jonny_dogsvill (jonny_dogsvill) wrote,
jonny_dogsvill
jonny_dogsvill

Как на Руси долги выбивали

Если запастись терпением и усердно перечитать всю частную переписку из обширного корпуса новгородских берестяных грамот, то станет ясно, что взять некрупную сумму взаймы и потом не отдать не считалось на Руси чем-то таким из ряда вон выходящим. Общество, да и власть к таким слабостям и искушениям относились довольно сдержанно. Это была проблема кредитора, каким образом он будет взыскивать с должника свои кровные. Другое дело — не платить государству.



Вот тут сразу же к неплательщику применялись суровые меры под названием «правеж». С должника решительно «правили» все задолженности по платежам податей. Попросту били батогами, ежедневно всыпая определенное количество ударов, так чтобы было чувствительно, но и чтобы не забить до смерти. До тех пор, пока он или родственники не вносили требуемую сумму.

С укреплением государственных институтов и унификацией юридических норм правеж постепенно стали применять и к взысканию частных долгов. По крайней мере, с XV века «правеж и выдача должника истцу головою до искупа» практиковались широко и повсеместно.

До тех пор, пока Петр I, отведав европейской жизни, не нашел этот порядок варварским пережитком самой что ни на есть дремучей азиатчины. В Европах чуть ли не с Карла Великого (IX век) законы предписывали должнику, в случае невозможности или нежелания сразу отдать всю сумму долга, отработать его кредитору либо сесть в специальную (не для уголовников) долговую тюрьму до тех пор, пока не заплатит долга. Причем содержался должник в этом государственном учреждении за счет кредитора.

Петру так понравился этот способ решения конфликта между физическими и юридическими лицами, что после возвращения из второго длительного путешествия по Европе, в 1699 г., он повелел (сначала в Москве) упразднить правеж и учредить специальную долговую тюрьму.

Под нее отвели подвальные помещения рядом с Воскресенскими воротами Китай-города, соединяющими Тверскую дорогу с Красной площадью. Лестница вела вниз, в тюремные камеры, которые именовались посословно: «мещанская», «купеческая», «дворянская», «управская» и «женская». Отсюда сразу же укоренившееся название подобного рода заведений — «долговая яма». Король московских репортеров Гиляровский, посетивший «яму» много позже, когда она уже «ямой» не являлась, так передал свои впечатления: «Я очутился в большой длинной комнате с нависшими толстенными сводами, с глубокой амбразурой маленького, темного, с решеткой окна, черное пятно которого зияло на освещенной стене… Так вот она, та самая «яма», которая упоминается и у Достоевского, и у Островского. Ужасная тюрьма для заключенных не за преступления, а просто за долги. Здесь сидели жертвы несчастного случая, неумения вести дело торговое, иногда — разгула».

В следующие десятилетия сложилась система отбывания наказания за долги. Кредитор являлся в Коммерческий суд (нечто, сравнимое с современным Арбитражем), предъявлял просроченный вексель и вносил установленную месячную плату за содержание должника в «яме» — «кормовые деньги». В XIX столетии — пять рублей восемьдесят пять копеек (месячное жалованье чиновника средней руки — 40 руб., подмастерья — 10 руб.). После чего суд издавал «указ», на основании которого должник должен был явиться и занять место в камере. В случае неявки он доставлялся в «яму» полицией. В случае злостного уклонения на него заводилось уголовное дело как за неисполнение законов. Должник оставался в «яме», пока он не гасил долга, но немедленно выпускался прочь, если кредитор не вносил за него «кормовые деньги».

После войны 1812 г. долговая тюрьма была переведена из центра города за Москву-реку, к Нескучному саду, видимо, в назидание компактно проживавшим в Замоскворечье купцам (Тит Титычам по-московски), которые в то время в наибольшей степени составляли ее контингент. Тюрьму в московском обиходе так и называли — «Титы». Ее здание сохранилось, ныне это корпус терапевтического отделения 1-й Градской больницы. Когда князь Голицын начал близ своего имения строительство больничных корпусов, то выкупил у города здание долговой тюрьмы.

Сама же московская долговая яма была перенесена в Большой Кисельный переулок, в здание полицейской части. Симптом или совпадение — до последнего времени в этом здании находился факультет подготовки руководящих кадров Академии ФСБ. Впрочем, долговая тюрьма пробыла тут лишь несколько лет и вновь была переведена в более обширное помещение Пресненского полицейского дома. Где под нее выделили целый этаж. В этом желтого цвета здании в начале Пресни и доныне располагается отделение милиции.

Уже упомянутый В.В. Гиляровский побывал здесь в последние годы функционирования долговой тюрьмы: «Хоть и в третьем этаже было, а название все же осталось за ним «яма»… Когда я спустился обратно по лестнице, то увидел на крыльце пожилую женщину. Она вошла в контору смотрителя и вскоре вернулась. Я заинтересовался и спросил смотрителя. «Садиться приходила, да помещения нет, ремонтируется. У нее семеро детишек, и сидеть она будет за мужнины долги».

В условиях «первой оттепели» — либеральных реформ 60—70-х гг. институт долговых ям подвергся самой беспощадной критике общественности как нецивилизованный метод выбивания долгов. И в 1879 г. долговые тюрьмы в России были упразднены. Отныне кредитор мог вернуть свои деньги обычным порядком гражданского судопроизводства.
Tags: История, Русь
Subscribe
promo jonny_dogsvill september 18, 2015 12:26 28
Buy for 20 tokens
Мы — роботы Московское метро Новое кладбище Лавка мясника Стрелы Робин Гуда Дом-монстр Шелковая еда На сон грядущий Хороший улов Понедельник Робот мертв Я здесь, бабушка — Красная шапочка Обсуждая медведя Не похоже на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment